Эффективность индивидуального обучения для аутичных детей в раннем возрасте не оставляет сомнений, но все же индивидуальное и структурированное обучение ограничивает возможности восприятия, и может создать определенную зависимость от такого вида обучения.

     Намного проще обучаться, если рядом всегда находится учитель, который обращается к тебе напрямую, расскажет, покажет и «разжует» данную тему. Но с другой стороны, сколько бы учитель не рассказывал и не показывал — для аутичного ребенка, у которого затруднения в обобщении и переносе обученных навыков, такой вид обучения может оказаться не функциональным.

      И для того, чтобы научиться общаться с детьми, нужно, как ни странно, учиться общаться именно с детьми. Ни один взрослый, насколько бы он не дурачился и не вел себя как ребенок, все равно не может повторить поведение ребенка. Все мы, взрослые, мыслим совершенно иначе, чем дети, у нас есть определенный опыт и восприятие, как и что должно быть, и детская импровизация нам не присуща. Ни один взрослый, играя в машинки, не сможет оставить этот сценарий на полпути, и вдруг представить машинку роботом и развить игру по совершенно другому и логически несвязанному сценарию.

      Поэтому, инклюзия и обучение в натуральной среде являются необходимым компонентом терапевтической программы — для обучения функциональных навыков, которые невозможно обучить в формате 1:1, а также средой для обобщения, получения дополнительных возможностей и доступа к разнообразным областям интереса. Отсюда, как и любой процесс обучения, важно спланировать инклюзивное образование, и выбрать те цели и методы обучения, которые подходят аутичному ребенку на индивидуальной основе.